Мученица Наталия (Наталья Семеновна Карих) родилась в 1885 году в селе Романово Лебедянского уезда Тамбовской губернии в крестьянской семье. Вышла замуж и имела большую семью.
 
В 1933 году, в разгар гонений на Русскую Православную Церковь, она стала церковной старостой. В сентябре 1937 года был арестован служивший в их храме священник, и Наталья Семеновна начала искать другого священника, чтобы люди не остались без службы, а верующие собрали подписи под прошением, чтобы власти не закрывали храм. Между тем стали распространяться сведения, что власти все же собираются закрыть храм. Поскольку власти иногда проводили решения о закрытии храмов через собрания, то каждое собрание в селе стало ожидаться верующими с большим беспокойством. Очередное собрание, приуроченное к проведению выборов в Верховный Совет, было назначено на 6 декабря 1937 года. На собрании Наталья Семеновна обратилась с просьбой к крестьянам, чтобы они заступились за церковь и помогли найти священника. В тот же день в соответствии с приказом НКВД за № 00447 было начато дело против церковной старосты и членов церковной двадцатки. 
 
Следователь допросил заведующего избой-читальней, который показал: «На собрании, где обсуждался вопрос “Права и обязанности граждан СССР” по сталинской конституции, ктитор романовской церкви заявила: “Нам нечего об этом говорить, каждый день вы говорите о выборах, давайте поговорим о церкви, мы, – указала она на присутствующих, – молящиеся, и пришли сюда затем, чтобы разрешить вопрос о церкви, нам нужен священник”. В результате на половине доклада присутствующие члены двадцатки стали выкрикивать: “Дайте нам священника”. И на некоторое время чтение доклада пришлось прервать.
 
По окончании доклада Карих стала опять говорить о церкви, ей разъяснили, что этот вопрос на повестке дня не стоит. Она тогда попросила слова – сказать по существу вопроса. Ей разрешили. В своем выступлении она высказала резкую клевету на советскую власть, заявив: “Вы говорите, что сейчас жить стало хорошо. Ничего подобного. Советская власть обманывает народ, она забрала все у него, ведь раньше, в старое время, жить было лучше, люди имели свою скотину, сами себе были хозяева. Я раньше сама ткала на себя и обшивала семью, у всех были чистые рубашки, а сейчас нет их, дождались, что керосина и того нет. Вот до чего довела советская власть, а вы все нас обманываете”. При этом она говорила, что нужно ходить в церковь и молиться Богу, заявив: “Как только пройдут выборы в Верховный Совет, мы обязательно привезем себе священника и будем ходить в церковь и молиться Богу”. Карих на протяжении всего времени, с тех пор как арестовали попа романовской церкви за антисоветскую деятельность, ходит среди верующих и ведет агитацию, чтобы народ требовал священника. После выступления Карих верующие стали выкрикивать: “Если советская власть хороша, а вы ее начальники, так дайте нам священника, мы будем ходить в церковь и молиться Богу”». 
 
Свидетельница, допрошенная на следующий день, показала: «Карих выступила с явно антисоветской речью, заявив: “Советская власть и вы, – указала она на представителей из района, – обманываете народ, мы раньше жили, ходили в тканых рубашках, но зато они были чистые, а теперь нет никаких, несчастного керосина и того нет, одно утешение для народа – церковь, и ту хотите закрыть, но вам это не удастся. Смотрите, – указала она на присутствующих, – они никогда не согласятся закрыть церковь”».
 
Другая свидетельница показала: «Карих говорила, что люди пришли узнать насчет церкви, давайте рассмотрим этот вопрос, церковь мы не дадим закрывать. Другие женщины кричали на это: “Не давай от церкви ключи”».
 
10 декабря 1937 года власти арестовали Наталью Семеновну, и на следующий день следователь учинил ей допрос.
 – Вы арестованы за антисоветскую деятельность. Признаете себя виновной? 
– Виновной себя не признаю. 
– Следствие располагает данными, что вы среди отсталой части населения села Романово вели антисоветскую агитацию. Расскажите об этом подробно. 
– Ничего я этого не делала. 
– Лжете, вы на собрании в клубе 6 декабря сего года демонстративно высказали контрреволюционные измышления о советской власти и ее руководителях, вели монархическую агитацию. Требую дать следствию правдивые показания. 
– 6 декабря я была в клубе на собрании, но ничего там антисоветского не делала. 
– Лжете, следствием установлено, что вы вместе с другими антисоветскими лицами пришли организованно на данное собрание с целью сорвать его и вели контрреволюционную агитацию. Расскажите об этом подробно. 
– На данном собрании вместе со мной были члены церковной двадцатки. В этот день я обошла всех членов церковной двадцатки и предложила им прийти в клуб на собрание, так как мне сказал уполномоченный РИКа, чтобы я собрала двадцатку. Никакой цели у меня в данном случае не было. 
 
После ареста Натальи Семеновны члены сельсовета отправили в НКВД соответствующую характеристику на нее, в которой написали: «До 1933 года Карих занималась крестьянством. В 1933 году она поступила ктитором в романовскую церковь и в этом же году была обложена твердым заданием, за невыполнение которого была обложена индивидуальным налогом как ктитор – нетрудовой элемент. Со дня поступления ктитором все время вела антисоветскую работу, вела упорную борьбу против коллективизации, боролась за укрепление религии». 
 
17 декабря 1937 года Наталью Семеновну и некоторых арестованных членов двадцатки перевели в тюрьму в городе Данкове, центральную тогда для этого района. 28 декабря следователь снова допросил исповедницу.
 
– Обвиняемая Карих, следствие располагает данными о том, что вы в ноябре 1937 года у здания церкви в своем селе проводили среди колхозников контрреволюционную агитацию монархического и антиколхозного характера, о чем зачитаны вам были показания свидетелей. Расскажите об этом подробно. 
– Этого никогда не было. 
– Обвиняемая Карих, вам предъявлено обвинение в совершении преступления... Признаете себя виновной в предъявленном вам обвинении? 
– Виновной себя в предъявленном мне обвинении не признаю. 
 
30 декабря на заседание тройки НКВД был представлен следователем следующий доклад: «Карих Наталья Семеновна... Обвиняется в порядке приказа НКВД за № 00447. Обвиняемая Карих с группой церковников, бывших монашек, черничек на протяжении 1937 года вела активную контрреволюционную агитацию. В декабре 1937 года на собрании женщин демонстративно выступила с клеветой на советскую власть и вела контрреволюционную, монархическую агитацию».  30 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила исповедницу к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и она была отправлена в Караганду. 
 
В Карлаге арестована вместе с 11 женщинами-заключенными по обвинению в том, что "они, отбывая меру наказания по первому приговору в Акмолинском отделении Карлага,
будучи враждебно настроенными к советской власти на протяжении всего времени, начиная с июня месяца 1941г., проводили контрреволюционную деятельность, направленную против советского строя, были организаторами в проведенииантисоветской агитации, прикрываясь религиозными убеждениями. С 3 июля 1941г., будучи годными к физическому труду и обеспечены продуктами питания, не выходили на работу по день ареста. Виновными себя не признали, за исключением того, что они религиозные и проводили религиозные обряды"
 
Судебная Коллегия по уголовным делам Карагандинского обл. суда в Акмолинском отделении Карлага вынесла обвинение "к/р деятельность, проводила антисоветскую агитацию, прикрываясь религиозными убеждениями" Приговор высшая мера наказания - расстрел. Приговор приведен в исполнение 7/20 апреля 1942 года. Место погребения неизвестно.
 
Дни памяти  Собор новомучеников и исповедников Российских  Первое воскресение, начиная с 25.01/07.02
День мученической кончины 7/20 апреля 1942 года. 
 
 
 

 


поиск в православном интернете: